17:21 


@темы: photos, shuffle

00:39 

procaffenating
(n.) The tendency not to start anything until you've had a cup of coffee.
I am procaffenating with my project starts until I am shaking and twitching.

ud

@темы: the english we speak

01:41 


изображение
Мы попробовали масло перед обедом, опуская в него куски хлеба, натёртые мякотью помидора. Казалось, мы едим солнечный свет.

Мне показалось, что эта цитата — лучшее, с чего можно было бы начать эту рецензию, потому что она полнее всего описывает атмосферу "Года в Провансе". Очень лёгкая, яркая, в буквальном смысле "вкусная" книга, в которой Питер Мейл, смелым движением добавляя то красок, то специй, описывает первый год своей семейной жизни во Франции. Дни летят быстро, и в какой-то момент перестаёшь вместе с главными героями суетиться, и время отмеряешь уже не секундой стрелкой, а сменой листков на календаре, если даже не целыми сезонами, которые богаты на сюрпризы и открытия. Наблюдения о жизни и менталитете французов сдобрены изрядной порцией британского юмора, причём автор не забывает весьма изящно иронизировать и над самим собой, и над своими соотечественниками, которые, разумеется, не преминули напроситься в гости в надежде сбежать ненадолго из пасмурной Англии в солнечный Прованс. Единственное, читать эту книгу на пустой желудок просто невозможно: сразу хочется подхватить огромный бумажный пакет и отправиться в ближайший магазин за оливковым маслом, свежим хлебом, маринованным трюфелем и ароматными помидорами. И за прованскими травами. И за вином. Белым. Или розовым. Или красным. Ну, вы поняли.

@темы: bookshelf

02:07 


Люблю людей, но ужасно их боюсь.

Началось всё давным-давно, ещё в начальной школе, когда сложилось с учёбой, но не сложилось с коллективом, и я была где-то на задворках всеобщего признания. В девятом классе школу поменяла, обзавелась друзьями и уверенностью в себе. Поступила потом в университет, и выяснилось вдруг, что я совершенно не понимаю людей, их мотивы и поступки — я им сердце на ладонях, а они об него окурки тушат, я им плечо, а они из меня лесенку наверх делают. Полтора года проскакала и пробегала, вдохновлённая жизненным левел-апом, а потом угодила в омут почти семейной жизни, на время переехала, всех растеряла и, как подобает типичнейшему раку, спряталась в свой домик. До сих пор не могу из него вылезти и очень удивляюсь, когда люди вдруг в моей жизни не просто появляются, но озаряют собой привычный полумрак, берут за руку, заглядывают в глаза и говорят: "Ты классная". Или не говорят, а просто аккуратно проявляют интерес ко мне и моей жизни. Сразу хочется отдёрнуть руку, потупить взгляд и уточнить, не ошиблись ли адресом. Если не ошиблись, я продолжаю отчаянно морозиться, боясь, как недавно очень верно подметила doctor Nell, уронить себя в глазах того человека, который материализовался вдруг откуда-то, да ещё и диалог вести пытается. Забавно всё это понимать, но не знать, что с этим делать. Извечное "а вдруг?" и набитые любимыми граблями шишки очень мешают жить.

@темы: blah, people help the people

01:03 


Найдены неизвестные ранее стихотворения Толкиена.
Статьи: Сноб || The Guardian


Noel

Grim was the world and grey last night:
The moon and stars were fled,
The hall was dark without song or light,
The fires were fallen dead.
The wind in the trees was like to the sea,
And over the mountains’ teeth
It whistled bitter-cold and free,
As a sword leapt from its sheath.

The lord of snows upreared his head ;
His mantle long and pale
Upon the bitter blast was spread
And hung o’er hill and dale.
The world was blind, the boughs were bent,
All ways and paths were wild :
Then the veil of cloud apart was rent,
And here was born a Child.

The ancient dome of heaven sheer
Was pricked with distant light ;
A star came shining white and clear
Alone above the night.
In the dale of dark in that hour of birth
One voice on a sudden sang :
Then all the bells in Heaven and Earth
Together at midnight rang.

Mary sang in this world below :
They heard her song arise
O’er mist and over mountain snow
To the walls of Paradise,
And the tongue of many bells was stirred
In Heaven’s towers to ring
When the voice of mortal maid was heard,
That was mother of Heaven’s King.

Glad is the world and fair this night
With stars about its head,
And the hall is filled with laughter and light,
And fires are burning red.
The bells of Paradise now ring
With bells of Christendom,
And Gloria, Gloria we will sing
That God on earth is come.


The Shadow Man

There was a man who dwelt alone
beneath the moon in shadow.
He sat as long as lasting stone,
and yet he had no shadow.
The owls, they perched upon his head
beneath the moon of summer:
They wiped their beaks and thought him dead,
who sat there dumb all summer.

There came a lady clad in grey
beneath the moon a-shining.
One moment did she stand and stay
her head with flowers entwining.
He woke, as had he sprung of stone,
beneath the moon in shadow,
And clasped her fast, both flesh and bone;
and they were clad in shadow.

And never more she walked in light,
or over moonlit mountain,
But dwelt within the hill, where night
is lit but with a fountain –
Save once a year when caverns yawn,
and hills are clad in shadow,
They dance together then till dawn
and cast a single shadow.



@темы: bookshelf, the english we speak

17:32 


Смахиваю с экрана приложение инстаграма — жених моей подруги живёт и учится сейчас во Франции, выкладывает фотографии с длинными подписями, каждый раз приписывая в конце капслоком какое-нибудь простенькое напутствие. "РЕШАЙТЕСЬ, А ТАМ ВИДНО БУДЕТ!" В маршрутке тепло, окна запотели, тыльной стороной ладони стираю крупные капли воды. За стеклом — хмурая Москва, "февраль, попасть под дождь и плакать". Редкие пешеходы нерешительно мнутся возле зебры — прикидывают, стоит ли попытаться перейти вброд здесь или же лучше потратить лишние пять минут и под непрекращающимся ливнем добежать до подземного перехода. Я бы перешла дорогу тут, потому что сапоги уже всё равно промокли, и меня теперь могут спасти лишь горячий чай и сухое тепло. Из-за движения капли дождя расползаются по стеклу и становятся похожими на клинопись. Боже мой, клинопись. В памяти всплывает, как мы сдавали экзамен по истории дешифровки древних систем письма на первом курсе. Ёжусь, отбрасываю эту мысль, прошу остановить на переходе. Зонтик, пропуск, телефон, вроде, ничего не забыла; короткими перебежками до маминой работы, на обратном пути забрать заказ из Лабиринта, и домой — пить кофе, читать журнал с идеальным мужчиной на обложке, дышать и решаться.







@темы: shuffle, photos, POV

01:07 


Оттащите меня от "Карточного домика" во имя диплома, пожалуйста.

@темы: guilty pleasure

19:28 


изображение
— Но пойми же меня, — взмолился он.
— К чёрту, — сказал я, — я тебя хорошо понимаю. И притом слишком хорошо.
— Что ты за человек?! — воскликнул он.
— Я клоун, — сказал я, — клоун, коллекционирующий мгновения.


Я не знаю даже толком, почему я с такой настороженностью взяла в руки этот роман. Было какое-то внутреннее беспокойство, что не сложится у меня с Бёллем, которого так хвалит моя подруга, потому что я не сказать, что хорошо понимаю общество Германии того времени, да и с немецкими авторами у меня раз на раз не приходится — то нравится, то совсем нет. С каждой главой беспокойство таяло, уступая место чем-то более лёгкому, мягкому, спокойному. Казалось бы — откуда?

Ганс Шнир предельно честен, бросая брату Лео в телефонном разговоре "я клоун, клоун, коллекционирующий мгновения". Он многое пережил — не вписался в собственную семью, потерял благодаря поразительной ограниченности собственной матери сестру, познал радость любви, видел войну, и теперь, переживая расставание с любимой женщиной, его единственной опорой в жизни, он рассказывает, как всё это было. Талант Ганса остро чувствовать людей и мир в целом является и его проклятием: он подмечает в будничной жизни всё то, что другие либо не замечают ввиду привычки, либо попросту не желают видеть. Ганс внимателен к деталям, и что важно — он умеет видеть не только людские пороки, как часто случается с подобными персонажами, но и ловит мгновения, в которых находит смысл собственного существования. Нельзя сказать, что он объективен в своих суждениях о человеческой природе, религии или межличностных отношениях, но тем не менее, он видит всё несколько в ином свете. В мягком или слепящем — сложно сказать, потому что во многих вопросах Ганс более честен, чем большинство окружающих его людей, мотивы которых он понимает, но при этом ему не хватает толерантности по отношению к их поступкам, порокам.

"Глазами клоуна" — это исповедь тонко чувствующего человека, способного к самоиронии; это попытка осознать происходящее путём "отзеркаливания", когда надеваешь маску, чтобы показать другим их действительность, а потом ищешь себя в отражении глаз близкого человека; это грустная, но светлая книга о жизни, как она есть.

@темы: bookshelf

21:42 


~2013: "Какой уруру праздник, я тебя люблю, пыщбадыщбум!"
2015: "Какой праздник? Пошли к Серёге на др бухать!"
2016: "Лиса, а приезжай ко мне на выходных?" — "У нас будет свой ДСВ, с блэкджеком и книжечками!"

Степень моей сердечной привязанности в последние две недели проверяется крайне просто: если я со своим сбитым режимом готова встать ради кого-то раньше двух-трёх дня, то этого "кого-то" я очень люблю. Сегодня вот был уютнейший завтрак с мамой (она как всегда — кто-нибудь, оттащите её от Пандоры, пожалуйста! я в свою очередь реабилитировалась вечером макарунами, которые она обожает) в районе половины десятого утра, после я поехала к augustin_blade, мы распивали шампанское, купили огромную коробку всё тех же макарун, заказали роллов, и это было так уютно и правильно: кот, чай, разговоры. Уехала с полной сумкой книжек, которые мне по мнению Тони обязательно надо прочитать, и от этого тоже как-то особенно тепло на душе.

В общем, окружающие люди, спасибо, что вы есть в моей жизни. Вы самые-самые! Ужасно всех люблю.
Берегите себя и будьте счастливы :heart:

@темы: blah, people help the people

01:45 


Днём хохочу до слёз в кино на "Дэдпуле", объедаюсь вафлями и хихикаю с подругой над проблемами, возникающими при переводе рейтингового фанфикшена, а вечером сижу в ресторане с кузиной, с которой мы за бокалом Пино гриджо обсуждаем её поездку в Париж, музей Орсе, книги, отношения, рассуждаем о прекрасном. На следующий вечер готовлю пасту с трюфельным "кремом" и параллельно в переписке с другой подругой уточняю орфографию обсценной лексики русского языка. Вспомнилось почему-то, как Чагина однажды заметила, мол, ты вот совершенно же почти не материшься на английском, и получается, что твои Эразмус-знакомые знают несколько другую тебя, не ту, что знаю я. Ладно бы только студенты Эразмус, а то я тут сама не очень понимаю, где в этом всём меня больше, и какая из этих двух девушек мне нравится сильнее.

@темы: blah

02:01 


В час ночи традиционно наступает экзистенциальный кризис, благодаря которому до четырёх утра начинаю упорно пахать, движимая желанием стать лучше, сильнее, быстрее. Роюсь в словарях, учу новое, повторяю старое, едва по потолку не бегаю, потому что "а-а-а, мне скоро 23, а я ничего такого АХ не сделала, и не знаю вообще, для чего я есть, А ВДРУГ И НЕ УЗНАЮ". Самое забавное — после пробуждения это сводящее с ума чувство беспокойства притупляется, и днём я занимаюсь чем угодно, лишь бы не делом, хотя само слово "дело" тут весьма условное. Я настолько привыкла в минувшем году учиться, что теперь, читая книги и комиксы, скачивая сериалы и фильмы, встречаясь с друзьями и гуляя по городу, я не могу отделаться от ощущения, что отлыниваю. Остроты добавляют мамины замечания в духе "опять непонятно где шляешься" и "взрослая девочка, а занимаешься ерундой". Но.

Но я же такая молодец, я заслужила эту передышку перед следующим жизненным левел-апом, когда надо будет искать работу, думать о возможных вариантах развития событий, определяться, кем я хочу быть в дальнейшем. Убедить себя в этом очень непросто, и, если честно, хоровод подобных мыслей обычно приводит к тому, что я начинаю грызть себя за отлично проведённое время, посвященное себе, семье или друзьям. Так вот, в преддверии 14 февраля объявляю оставшуюся часть месяца "временем без сожалений". Пора наслаждаться происходящим, тем более, что поводов — миллион. В конце концов, если не сейчас, то когда?

@темы: blah

16:30 


Между тем, в мою жизнь продолжают возвращаться мужики. Начиная с декабря, они появляются вдруг во всех возможных соцсетях, что-то пишут, пытаются в очередной раз произвести впечатление и договориться о встрече. Я невозмутимо поглядываю на всё это дело, одних отстреливаю ещё на подлёте, других слушаю с любопытством, про особо исключительных экземпляров рассказываю подругам, прикрепляя принсткрины сообщений, потому что ну невозможно не. У меня есть подозрение, что всему виной замаячившая на горизонте весна, потому что ну с какого ещё перепуга обо мне вдруг вспомнили? Доходит до абсурдного: мне вот человек, с которым мы вообще не общались, пока я была в Германии, предлагает навестить его в Праге или в Берлине, и он даже готов выслать приглашение, чтобы мне проще было получить визу. Что-то где-то я явно упустила. Магия образов, что ли?

@темы: blah

01:43 


Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.
Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим "ты",
за горами, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты
как безумное зеркало повторяя.


© И. Бродский


@темы: bookshelf

05:45 


Сбитый режим — это когда в пять утра тебе приходит сообщение от пьяной в дым соседки "спишь?", а ты лаконично отвечаешь "диплом" и выносишь в коридор зарядку для телефона, потому что свою она оставила на работе. Спустя сорок минут в вк прилетает запоздалое "спасибо", потому что до этого соседка могла только хихикать, сосредоточенно пытаясь вставить шнур в разъём (треклятые пятые айфоны, да?). По-моему, самое время пойти спать, но ведь не хочется же.

@темы: blah, people help the people

22:01 


Стою в дверях ванной комнаты, облокотившись плечом о дверной косяк, задумчиво кручу в руках бокал с белым вином. Юля стоит перед зеркалом, подводит глаза.
— Да, я тот самый человек, — один на тысячу! — который красится с закрытым ртом.
— Я тоже, когда крашусь, не открываю рот.
— ...Булгакова, ночуй, где хочешь.


Так начинался первый из четырёх дней, что я провела в гостях у Юли 4aika, когда в конце сентября ездила в Эрфурт забирать документы из университета, отменять страховку и откреплять регистрацию. Я немножко забежала вперёд, поэтому давайте вернёмся в феварль 2015 года. Я тогда спросила на джасте, не живёт ли кто в Эрфурте, и страшно ли вообще ехать учиться в Германию, когда не уверен, что сможешь связать два слова на иностранном. Хитринг (о которой я знаю исключительно благодаря рассказам Юли, да и то совсем мало) кинула мне ссылку на Юлин дайр. Мы тогда списались, немного поболтали, Юля потом приезжала в Москву, но у меня был какой-то локальный апокалипсис, и встретиться у нас не вышло. Уже в середине апреля Чайка вдруг написала мне, мол, эй, привет, ты же в Германии, давай пересечёмся!

Сказать, что мне было немного жутко — ничего не сказать. Первое впечатление у меня уже успело сложиться на основании записей, и Юля казалась мне очень классной и интересной, а я... А я интроверт, который всё ещё не может и двух слов связать по-немецки. И города я тогда толком не знала. И вообще. Мы пошли в один бар, чтобы сразу же оттуда уйти, потому что там был какой-то концерт. Во втором баре выступал оркестр, оттуда мы тоже сбежали буквально через пять минут и сели уже в третьем месте, о существовании которого я, естественно, не догадывалась. Я смутно помню тот вечер. Кажется, мы много разговаривали, я очень нервничала и Чайка шутила про стремительность моей московской походки (давайте честно, кто только мне про это не сказал). Ушла я с уверенностью, что Юле я не понравилась, поэтому писать ей как-то стеснялась. Ну и не до того немножко было — Эразмус-тусовка, учёба, Рим, вот это всё. Несколько раз мы сталкивались около библиотеки, где Юля, кажется, тогда практически поселилась из-за написания важной работы, перебрасывались парой фраз, расходились.

Одним июньским вечером, в самом начале месяца, я вдруг обнаружила себя страдающей и, навернув пару кругов по комнате, написала Юле что-то вроде "Юля, мне так неловко, но я тут неудачно влюбилась, уже почти допиваю бутылку вина, и мне бы очутиться где-нибудь подальше от общаги". — "Окей, я на работе, вот адрес, приходи к концу моей смены".

Мы сидели с её коллегами в Stadtgarten Erfurt, я ужасно смущалась и больше слушала их разговор, чем принимала в нём участие. Потом мы пошли к Юле, помыли посуду (тут я для себя сделала открытие, что делаю это не совсем правильно с точки зрения немцев), засели на балкончике с красным вином и фисташками. Не помню, сколько там было бокалов, но в какой-то момент я вдруг перестала морозиться, и беседа потекла более непринуждённо. Театр, проза, поэзия, отношения, стереотипы, планы на будущее — чего мы только не коснулись. Было невероятно уютно, немножко зябко, но очень здорово. Я утащила у Юли томик Довлатова, и мы пошли к Крэмербрюке, пробрались к воде, лежали на берегу и болтали до пяти утра. Домой я вернулась какой-то подозрительно довольной, счастливой и спотыкающейся.

Недели через полторы я пришла на мероприятие, которое Юля организовывала: вечер кино, когда показываются работы какого-то одного режиссёра — несколько короткометражек и один полнометражный фильм. В тот раз был Том Тыквер, и это было очень, очень, очень круто. Я до сих пор жалею, что это единственный показ, на который мне удалось выбраться.

После мы снова несколько раз сталкивались с Юлей около университета и один раз посидели в кофейне при библиотеке: кажется, я тогда передала икру, которую привезла из Москвы. Договорились обязательно встретиться, когда я вернусь в следующем семестре.

В следующем семестре мы встретились, но, как вам известно, по несколько иным обстоятельствам, нежели предполагалось в начале: вместо пяти месяцев я приехала всего на пять дней, четыре из которых я прожила у Чайки, потому что тридцатого сентября мне надо было выехать из общежития — обратный же билет был на третье октября.

— ...Булгакова, ночуй, где хочешь.

Собственно, я перевезла вещи из общежития в квартирку, которую Юля делит с чудесной Айлин. С чемоданами мне помогал как раз тот самый мальчик, нелепые чувства к которому я так по-взрослому в начале лета заливала алкоголем, так что, стоило мне спиной закрыть дверь, как Юля, быстро оценив ситуацию, кивнула, "вина?", и почти не дожидаясь ответа направилась на кухню, мурлыкая под нос "sad to see you go was sort of hoping that you'd stay". Мы решили пойти чуть позже в бар, и пока Юля красилась и собиралась, читала мне по памяти Бродского, Тарковского, немножко Блока. И это было так хлёстко, так в унисон с происходящим, что не передать словами.

В последующие дни мы три раза пытались отснять "один день" для сообщества, но так дело до конца и не довели. Юля вставала чуть раньше и накрывала на стол — у нас были долгие бранчи, очень красивые и уютные. В те дни я вдруг поймала себя на мысли, что впервые за несколько месяцев позволяю себе по утрам никуда не торопиться и не бежать. Мы по очереди ездили в университет — каждая по своим делам, а потом встречались дома, чтобы поболтать или перерыть интернет во имя советских фильмов с английскими или немецкими субтитрами (не нашли). Мы умудрились даже почти синхронно пострадать, потому что "смешные любови", и так же синхронно махнуть на это дело рукой — "отболит". В один вечер мы вспоминали хиты девяностых, которые дружно голосили на всю кухню под привезённую из Москвы водку, во второй — гуляли по ярмарке в честь Октоберфеста, катались на колесе обозрения, жевали свежие фрукты в шоколаде. В последний день даже умудрились попасть на самый поздний сеанс "Фрэнка", трейлер которого показался очень смешным, хотя сам фильм нас разочаровал. Из кинотеатра мы унесли картонные маски и всю дорогу пугали людей. Я до сих пор очень ярко помню, как мы вышли из трамвая, сняли маски, потому что как-то несерьёзно же мы себя ведём, переглянулись и сложились вдруг пополам от хохота, который зазвенел неожиданно оглушительно на пустых и тихих улицах маленького города.

А ещё мы выяснили, что Юля является Чайкой, потому что чайки, они как Киану Ривз — всем нравится Ривз, всем нравятся чайки. И ведь правда, как Юля 4aika может не нравиться, когда у неё на книжной полке сразу после Goethe стоит Библия, потому что Gott, когда она так восхитительно читает поэзию, когда она так с увлечением рассказывает о том, что ей нравится и что для неё важно.

Юля, прости, что вышло как-то очень сентименатально и местами немного скомкано. И прости, что почти совсем не списываюсь с тобой в фейсбуке — я снова ушла в несознанку, и мне неловко начинать разговор, и я даже не знаю, если честно, как и с чего. Я тысячу лет не могла написать этот пост, но вот выкладываю его сейчас, и пусть это будет февральским приветом из недалёкого прошлого. Спасибо за чудесное время, за гостеприимство, за уют, за бытовое волшебство, за Гёте и Рильке. Обнимаю тебя крепко, и пусть у тебя всё и всегда складывается так, как ты задумала. Ты замечательная :heart:

а это мы после "Фрэнка"

+2


@темы: nicht Erasmus, aber..., people help the people

02:55 


В голове — вихрь рваных мыслей, образов и воспоминаний. Память подкидывает то Париж, то Эрфурт, то Рим, то Монако, и мне ужасно хочется всё это удержать, как-то зафиксировать, но стоит занести карандаш над бумагой или руки над клавиатурой, как слова теряют свою красочность. Им не хватает точности, ёмкости, они кажутся безвкусными, словно слабо заваренный чай. И что, спрашивается, мне с этим делать? Выписывать диалоги и пытаться делать грубые зарисовки обрывками фраз? Я же тогда скачусь в парцелляцию, и читать это станет совершенно невозможно.

@темы: blah

02:39 


Маловероятно, конечно, но чем чёрт не шутит. Может быть, кто-нибудь знаком с профессионализмами людей, работающих в метро или на ж/д? Как они называют случай, когда кто-то погибает от прикосновения к контактному рельсу? "Поджариться"? Нечто подобное? На английском есть "zap", ищу более или менее регулярное соответствие в русском. Лайк, шер, репост. Очень надо для диплома.

P.S.: хватит ржать, я серьёзно.

@темы: rsuh, the english we speak

21:17 


А кто в ночь с субботы на воскресенье дорвался до мороженого, навернул две огромные пиалы малиново-шоколадной вкусноты, а теперь снова ходит простуженный? Надо что-то для иммунитета пропить, что ли, а то пытаться разболеться в третий раз за месяц — это я молодец, конечно, совсем мозгов нет. Зато у меня тут теперь чай с лимоном вёдрами, бодренькая музыка и диплом. Гораздо охотнее я куда-нибудь выбралась бы, но мироздание, судя по всему, прямым текстом мне заявляет, что пришло время заниматься делом.

@темы: blah

18:19 


По-моему, это пять.


@темы: shuffle

17:20 


Села было вчера за написание поста уютно-бытового характера, но решила сперва сварить кофе. Иду на кухню, где мама собирается гладить. Через минуту мама начинает носиться по квартире и громко ругаться матом, потому что в удлинителе откуда-то взялась вода, и мама едва не включила утюг в розетку. Сегодня выпытала у бабушки, что она, оказывается, залила в удлинитель воду, когда сама собиралась гладить пять дней назад — поскольку с головой у неё в последнее время не всё хорошо, я ей тогда этого сделать не позволила. Второй вечер пребываю в состоянии "нет, мне это снится, такого сюра в жизни быть не может". Окей, гугл, как выйти из прострации?

@темы: blah

Вечно молодой, вечно пьяный

главная