• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: bookshelf (список заголовков)
17:41 

Помните, я писала, что музыка — мощнейший триггер воспоминаний? От слов своих не отказываюсь, просто я вдруг поняла, почему так скучала по чтению книг.

"Моя жена пьёт таблетки, а я просто пью".
Это я открыла "Август: графство Осейдж" и теперь внимательно смотрю на 4aika: к алкоголю или таблеткам отношения никакого не имеет, но вот сама формулировка...)

@темы: blah, bookshelf, people help the people

21:08 


Чувствую себя золотком, потому что не поддаюсь логике и хочу вокруг людей, но отказываюсь при этом разговаривать: отвечаю невпопад, игнорирую сообщения в фейсбуке, никак не напишу несколько писем.

• • •
В первых числах каждого месяца Золотку нравится спать на левом боку. В первых числах Золотко любит свежие фрукты, режет салаты, вечерами читает литературу. Не пользуется косметикой, моется гелем для душа с запахом хвои. Бодро жуёт авокадо, пытается меня воспитывать, часто смеётся. Спокойна.

В десятых числах каждого месяца Золотко любит мясо, рррр. С кровью, пожалуйста. На завтрак — мясо, на ужин — мясо, на обед можно гамбургер. С колбасой. Активна, деятельна, деловита. Если отвлечь от деятельности, может укусить за палец. Но толерантна.

В двадцатых числах каждого месяца Золотко устаёт. Я устала, устала, устала, невозможно, пойди поспи, я уже спала, поспи еще, сколько можно спать, не могу, не могу. Постоянно грызет шоколадки и шоколадные вафли, запивает каким-то вином, давай напьемся, я прошу тебя, давай напьёмся, ну вот, напились, иди же ко мне, иди, ты куда? Я устала.

После двадцатых чисел Золотку плохо. Гель для душа с запахом абрикоса пахнет мочалкой, гель для душа с запахом мёда пахнет больницей, гель для душа без запаха тоска какая. Ты меня не любишь, не любишь, ни ты, никто, и моё бесконечное одиночество как же мне теперь жить, давай разведёмся.
Давай. Но через пару дней, хорошо?
Рыдает.

В конце каждого месяца Золотко смущена, но довольна. Ты знаешь, я тут подумала — может, не разводиться? Купи авокадо.


© Виктория Райхер


@темы: blah, bookshelf

00:45 

Книги 2016


Несмотря на то, что в строго книжном списке не хватает одного произведения, чтобы "закрыть" его на все 100%, я считаю, что с поставленной задачей справилась, добрав до желаемого количества комиксами. Мне ужасно нравится, как выглядит мой книжный год. Пусть даже в списке оказалось меньше произведений, которые произвели на меня неизгладимое впечатление, чем хотелось бы, я прочитала очень много из того, что давно хотела, начала разгребать книжные полки и победила парочку собственных литературных фобий, включая тех же «Благоволительниц». Всё-таки формат "пирамидки" лично для меня оказался удобным и наглядным, поэтому я переношу его с несчастной Норой Галь в 2017.

Предисловие от 2 января 2016 года

1 книга, которую я должна была прочитать тысячу лет назад 0/1
2 книги Умбэрто Эко 1/2
3 книги, которые мне подарила Тони 0/3
4 книги, которые мне посоветует в фм2016 на ЛЛ 4/4 • NEW!
5 книг на немецком 2/5
6 книг, которые я одолжила 6/6
7 книг, которые стоят на полке 6/7 • NEW!
8 книг, которые каким-то образом попадутся на моём пути 8/8
9 книг, которые каким-то образом попадутся на моём пути (2) 9/9 • NEW!
10 книг на английском 10/10 • NEW!

Поскольку я продолжаю читать, но книги не попадают под вышеуказанные категории, будет дополнительная колонка, которая тоже будет учитываться в общей статистике (because I can).
+8 книг • NEW!



Итого: 54/55

+ комиксы • NEW!

запись создана: 02.01.2016 в 16:16

@темы: bookshelf, lists

19:31 


изображение
Наташа, которая Пушистая, которая вновь сменила профиль на LL, гифка посвящается тебе, посоветовавшей мне читать Аберкромби:

Итак, кратенько, но ёмко описав события моих весьма продуктивных выходных при помощи Дэвида Теннанта, попробую облечь эмоции и впечатления в слова.

«Первый закон. Кровь и железо» — это добротное фэнтези с отлично прописанными персонажами, событиями и диалогами. Лукавить не буду — штампы здесь есть, и сама канва всего повествования достаточно, скажем так, классическая: некий мир, исторически поделенный на несколько частей, где царят свои порядки, а жители с одного края света недоверчиво и презрительно поглядывают на людей с другого, потому что, как ни крути, деление на "своих" и "чужих", "южан" и "северян" будет существовать всегда. Подобное деление будет и среди населения: дворянство в почёте, быть простолюдином совершенно не выгодно, и упаси господь тех сумасшедших, что выбиваются из сил, пытаясь прыгнуть выше головы: коротенькое "дан" в имени накидывает энное количество пунктов, а его отсутствие вряд ли окажется стоящим внимания господ.

Время от времени ведутся кровопролитные войны, о героях и предателях слагают легенды, которые, однако, либо нередко предаются забвению, либо становятся притчей во языцех (причём, тут даже не знаешь, что хуже). Рано или поздно вопрос встаёт ребром: ты можешь отважиться и поверить, что существует нечто, прежде от тебя сокрытое, или же закрыться в своей ракушке и сделать вид, что всё ок.

Многочисленным героям «Крови и железа» не ок. Самое прекрасное в этом романе — здесь крайне трудно повесить на персонажа какой-либо ярлык, будь то "мерзавец", "кругом положительный", "убийца", "шлюха". При первом знакомстве с тем или иным героем, конечно, очень хочется именно это и сделать, чтобы облегчить понимание происходящего, но вскоре понимаешь, что в этот раз подобная тактика не годится. За очевидной простотой каждого из действующих лиц скрывается нечто большее; за плечами у большинства лежит долгий путь, полный страданий, счастья, боли, волшебства. Более того, Аберкромби тасует карточки со своими героями, раскладывая весьма замысловатый пасьянс, где в паре оказываются те, которым ну никак не стоит находиться даже в одной комнате — слишком взрывоопасно.

Одним словом, «Первый закон. Кровь и железо» — превосходное начало цикла, после прочтения которого немедленно хочется взяться за продолжение. В конце концов, должен же читатель разобраться, что к чему, и узнать ответ на вопросы, которыми задаются многие персонажи, начиная Зандом дан Глоком и заканчивая Арди Вестом: "Зачем я это делаю? Почему я?"

@темы: bookshelf

20:50 


Глава из книги «Я, которой не было», М. Аксельссон.

возможное одиночество

Пер постукивает ложечкой по скорлупке вареного яйца. Тут же на столе развернутая газета, но он туда не смотрит. Сегодня суббота, у Минны выходной, она не сидит с ним рядом, не тычет белым пальчиком в заголовки, тихим голоском предлагая возможный шведский перевод.
Без нее плохо.
Свет струится сквозь большие окна столовой. Во Владисте сегодня солнечно.

Анна сидит по другую сторону блестящего стола, теребя прядку волос. Мечтает. Вспоминает. Думает про давний вечер накануне Мидсоммара и чувствует руку Сверкера на своем бедре, упивается ощущением ее тяжести и тепла и, вдруг подобравшись, хватает чашку с кофе. Что-то она сегодня должна была сделать?
Ничего. Как это ни печально. Вообще ничего.

Мод держит в руке кочан цветной капусты, любуется.
Кочан и правда превосходный, белоснежный, без единого черного пятнышка, что так похожи на плесень и есть почти на каждом кочане цветной капусты. Но Мод опускает руку, и кочан катится по прилавку рыночного лотка.
На что ей цветная капуста? Готовить она не собирается.

Магнус закуривает и смотрит на нее.
За весь день она ему и двух слов не сказала и даже не захотела зайти к нему в студию посмотреть новые эскизы. Что это — наказание? Он что-то не то сказал или сделал? Или она просто стыдится его, стыдится стоять на центральной площади Несшё рядом с человеком, которого все считают подлецом?
Он озирается, оглядывая людей вокруг, — смотрят ли на него? Но никто на него не смотрит, спешащие мимо жители Несшё не смотрят на него самым старательным образом.

Торстен сидит в вагоне метро, сунув руки в карманы, и разглядывает отражения пассажиров в черном окне. Станция «Уденплан». Его станция, ему надо вставать и выходить. Но он не встает, даже не шевелится, продолжая сидеть неподвижно, и ждет, пока двери снова закроются.
На пути из аэропорта в свой отель в Страсбурге Сиссела пишет указательным пальцем на запотевшем стекле машины, выводит одно-единственное слово, а потом опускает руку и взгляд и смотрит на свои черные перчатки. Таксист впереди склонился над рулем и, моргая, вглядывается в темноту.
Кого.
Стекло вновь туманится, и слова больше не видно.

Сверкер кричит. Но крика не слышно.
И не видно. Лицо не искажено, рот не превратился в черную дыру. Губы сомкнуты. Выражение серьезное и чуть печальное, но ничуть не более серьезное и не более печальное, чем можно ожидать.
Однако он кричит. Он заточен внутри собственного крика. Тот эхом отдается в черепе, грозя разорвать барабанные перепонки, он разбивает вдребезги и уничтожает все мысли в его голове.
Андреас сидит за учебником на кухне. В доме тишина.


@темы: bookshelf

00:47 


«I wonder if it's like this for mountain climbers, he thought. You climb bigger and bigger and you know that one day one of them is going to be just that bit too steep. But you go on doing it, because it's so-o good when you breathe the air up there. And you know you'll die falling.»
«Going postal», T. Pratchett



@темы: bookshelf

13:47 


«Never promise to do the possible. Anyone could do the possible. You should promise to do the impossible, because sometimes the impossible was possible, if you could find the right way, and at least you could often extend the limits of the possible. And if you failed, well, it had been impossible».

«Going postal», Terry Pratchett


@темы: push yourself forward, bookshelf

20:44 


изображение
Приходя — не радуйся, уходя — не грусти.

У меня чудовищно плохо выходит писать отзывы по произведениям АБС. То ли не доросла ещё (кажется, я это говорила, когда читала «Улитку на склоне» в 2012; на дворе 2015, мне теперь 22, а волнуюсь ничуть не меньше прежнего, когда говорю о братьях Стругацких), то ли просто не очень разбираюсь в контексте, в который заключён «Град обречённый», но меня не покидает ощущение, что я не поняла очень многого, и надо бы перечитать историю Андрея ещё несколько раз, постаравшись зацепиться уже за совсем иные детали.

Мне было интересно наблюдать, как развиваются персонажи на протяжении всего произведения. С одной стороны, одни растут, другие — мельчают, всё как в жизни. С другой же, мне почему-то показалось, что в первых частях «Града обреченного» каждый из героев в гораздо в большей степени является человеком, индивидуальностью; чем дальше разворачивается история, тем менее выраженными становятся какие-то характерные черты, присущие тому или иному герою. Создалось впечатление, что детали попросту стираются, и вместо действующих лиц перед нами предстают уже, скорее, образы, типажи, чем живые люди из плоти и крови.

Что касается главного героя, то первая ассоциация, если честно, это Хендрик Хефген. «Мефистофеля» я, каюсь, не читала, и смотрела только экранизацию Иштвана Сабо от 1981 года. Тем не менее, я увидела некую параллель с тем, что происходит с Андреем: как начали меняться его взгляды согласно перемещению по карьерной лестнице от мусорщика до советника. Конечно, ситуацию нельзя назвать полностью аналогичной, потому что первое время действительно можно заметить некую склонность ГГ к приспособленчеству в условиях изменения, например, строя, когда Андрей начинает совершенно иначе смотреть на людей и общее устройство жизни, но ближе к концу произведения он как бы выходит на новый уровень, где происходит понимание и переосмысление происходящего.

Не буду, наверное, дальше пытаться здесь проанализировать прочитанное, потому что слова подбираются с огромным трудом, и никак не получается связно изложить всё то, что крутится в голове. Тем не менее, буду рада услышать мнение насчёт этой книги: может быть, подскажете, на что стоит обратить внимание при следующем прочтении, которое непременно состоится. Не знаю, когда, но к «Граду обреченному» я ещё обязательно вернусь.

@темы: bookshelf

01:29 


изображение
Your other mother will build whole worlds for you to explore, and tear them down every night when you are done. Every day will be better and brighter than the one that went before. Remember the toybox? How much better would a world be built just like that, and all for you?

Сказать по правде, меня всегда пугала перспектива того, что кто-то может к моим ногам положить весь мир. Или создать новый, идеальный, где каждый день казался бы лучше предыдущего. Возможно, я просто не слишком амбициозна или, наоборот, слишком пуглива, но факт остаётся фактом — подобное проявление любви меня страшит. Мерещится мне в нём какая-то болезненность, что ли?

Я знала, с чем столкнусь при чтении «Коралины» — несколько лет назад я посмотрела со старшей сестрой мультфильм, созданный на основе сюжета одноименного романа, но это нисколечко не спасло ситуацию: я все равно пугливо прислушивалась к ночным шорохам. Тем атмосфернее, что на момент почтения этой книги я лежу в больнице, где на фоне лекарств ты ежечасно норовишь провалиться в беспокойный сон, где тебя уже ждут зловещие создания с глазами-пуговками и неестественно длинными и костлявыми пальцами. Когда я сказала Тони augustin_blade, что взялась за «Коралину», она поёжилась и честно призналась, что, несмотря на пылкую любовь к произведениям дяди Стивена, эта довольно коротенькая работа Нила Геймана является едва ли не самой страшной книгой, что ей довелось читать. Я согласна с этим утверждением на все сто процентов.
We were here before you rose
We will be here when you fall.


Если отвлечься от того, что перед нами действительно качественная страшилка, в которой замаскирована уйма совершенно не детских проблем и тем для размышления (отношения в семье, поиск себя, расстановка приоритетов и т.д.), хочется отметить, как всё это написано.

Во-первых, мир очень красочный, и ты ни секунды не сомневаешься, что видишь его глазами ребёнка. Взять, к примеру, кусочек, где Коралина описывает соседку:

Miss Spink was bundled up in pullovers and cardigans, so she seemed more small and circular than ever. She looked like a large, fluffy egg. She wore thick glasses that made her eyes seem huge.

"Large, fluffy bag", внимание к деталям — дети мыслят совершенно иными категориями, и Нил Гейман мастерски справляется с непростой задачей, заключающейся в том, чтобы заставить читателя вернуться к умению видеть происходящее в несколько ином свете.

Во-вторых, в процессе чтения в голове очень быстро складывается картинка, а персонажей с легкостью различаешь как по манере себя подавать, так и по особым интонациям — у каждого свой голос, свой характер. В Кота, например, я просто влюблена!

"We could be friends, you know," said Coraline.
"We could be rare specimens of an exotic breed of African dancing elephants," said the cat. "But we're not. At least," it added cattily, after darting a brief look at Coraline, "I'm not."


(Хьюстон, у нас проблема; я явно питаю слабость к цинично-саркастичным засранцам)

Язык при всём при этом, как вы можете сами убедиться, достаточно несложный, но при этом "сочный": каждое слово на своём месте. Взять то же "it added cattily. Прелесть же!

Одним словом, очередная чудесная книга от Нила Геймана, где лейтмотивом повествования могли бы быть строчки из достаточно известной песни: "...only know you've been high when you're feeling low // Only hate the road when you're missing home..."


@темы: bookshelf

22:11 


изображение
'But mark me, ain't one of us that's not running from something, you included. I'll bet my last swig of rum on that.' He swigged the last of his rum, just to be safe, then added, ' That's why you belong here. 'Cause you're one of us.'

Семь человек; за плечами у каждого своя трагедия, которая и определила их жизнь. Отчаянно боятся к кому-то привязаться, чтобы не пришлось снова сбегать, сжигая мосты и заливая воспоминания о прошлом крепким алкоголем. Поначалу кажется просто невероятным, что эти люди уживаются на одном корабле: через призму сознания некоторых персонажей общая картина выглядит совсем печально. Действительно, Капитан воздушного корабля, который не сказать, что является примером для подражания; Доктор, раз за разом натирающий до блеска нетронутые хирургические инструменты и то и дело прикладывающийся к бутылке; Девушка, у которой не бьётся сердце, но способная задать жару любому из своих спутников; два совершенно разных по складу характера Пилота, которые, надо сказать, знают своё дело, но не блещут умом или дружелюбием; Демонист, саркастичная и временами надменная зараза (вещи, однако, заговаривает отлично); Механик, предпочитающий лишний раз не показываться на глаза. Так себе команда, да?

А не тут-то было. Крис Вудинг так ведёт повествование, словно мы сами впервые восходим на борт Кэтти Джей в первой главе книги. Мы присматриваемся к персонажам, мы попадаем в передряги, мы слушаем пьяные и не очень, но этого не менее искренние истории из жизни, и с каждой следующей страницей всё больше убеждаемся: мы по адресу, нас здесь примут. И примут не потому, что ситуация обязывает, а потому что за маской безразличия скрывается готовность подставить плечо, когда штормит и всё летит к чертям. Персонажи потихонечку притираются друг к другу, и от их рассказав о том, что именно их сломило, по коже бегут мурашки. Главные герои, кажущиеся такими поломанными в самом начале, к концу буквально оживают и находят в себе такие эмоциональные ресурсы, что остаётся только восхищаться и вдохновляться.

На корабле отпускают шуточки, сарказм льётся через край, наполовину смешанный с ромом, запах пороха щекочет нервы, а от резких манёвров умелых пилотов захватывает дух и сердце уходит в пятки. "Водопады возмездия" — это отличное пиратское фэнтези с лёгким налётом чего-то среднего между стим- и дизельпанком. Иногда очень дарково, иногда — ужасно смешно, чаще — саркастично в той идеальной пропорции, когда понимаешь, что сам прокомментировал бы ситуацию примерно так же. Каждый герой — индивидуальность; женские персонажи далеки от шаблонности и радуют своей непохожестью друг на друга; мир прописан немножко грубовато, если говорить, например, о географии, но что касается технических моментов — много интересных и достаточно точных деталей.

В общем, мой вердикт: читать и даже перечитывать, когда грустно и хочется чего-то динамичного и в достаточной степени весёлого. Обязательно буду читать дальше, тем более, что автор обещал не слишком привязывать друг к другу последующие книги цикла, чтобы можно было знакомиться с ними по отдельности.


P.S.: Напоследок, что касается языка: начинающим изучать английский "Водопады возмездия" я точно советовать бы не стала. Крис Вудинг пишет очень ярко, не скупясь на эпитеты и игру слов; кроме того, за счёт лексических единиц разного стиля он прописывает и самих персонажей: аристократы временами говорят немного витиевато, а у ребят попроще и речь соответствующая.

@темы: bookshelf

23:48 


Я вернулась к просмотру сериалов, и у меня тут Стрела головного мозга. Читаю «Making Money» Пратчетта, вижу:

«'<...>You were ressurected, because the city required you to be. This is about the city, Mr Lipwig. It is always about the city. You know, of course, that I have plans?'
'It was in the Times. The Undertaking.'»


По-моему, меня можно уносить.

@темы: bookshelf

00:18 


'You took our joke of a Post Office, Mr Lipwig, and made it a solemn undertaking. But the banks of Ankh-Morpork, sir, are very serious indeed. They are serious donkeys, Mr Lipwig. There have been too many failures. They're stuck in the mud, they live in the past, they are hypnotized be class and wealth, they think gold is important.'
'Er...isn't it?'
'No. And thief and swindler that you are, pardon me, once w e r e, you know it, deep down. For you, it was just a way of keeping score,' said Vetinari. 'What does gold know of true worth? Look out of the window and tell me what you see.'
'Um, a small scruffy dog watching a man taking a piss in an alley,' said Moist. 'Sorry, but you chose the wrong time.'
'Had I been taken l e s s l i t e r a l l y,' said Loed Vetinari, giving him a look, ;you would have seen a large, bustling city, full of ingenious people spinning wealth out of common clay of the world. They construct, build, carve, bake, cast, mould, forge and devise strange and inventive crimes. But they keep their money in old socks. They trust their socks more that they trust banks. Coinage is in artificially short supply, which is why your postage stamps are now d e f a c t o currency. Our serious banking system is a mess. A joke, in fact.'


Безгранично люблю Пратчетта за то, что он так играючи вписывает грубоватые шутки в серьёзные и злободневные пассажи — от этого они становятся только лучше.

@темы: bookshelf

18:26 

«Но человек так устроен, что он ждет иногда помимо своей воли, даже зная, что ждать уже нечего. Чувства, толкающие нас на какие-нибудь действия, продолжают проявляться вовне, как бы в силу инерции, даже тогда, когда предмета, на который они были направлены, уже нет, и заставляют нас еще в течение какого-то времени стремиться к исчезнувшей цели. Бесполезное ожидание, бессмысленное стояние, потеря времени, когда внимание приковано к предмету, уже скрывшемуся из виду, - все это каждому не раз приходилось переживать. Продолжаешь чего-то выжидать с безотчетным упорством. Сам не знаешь почему, но остаешься на том же месте. То, что было начато сознательно, продолжаешь по какой-то инерции. Такое упорство истощает и приводит к упадку сил».

© В. Гюго, «Человек, который смеётся»


@темы: bookshelf

02:26 


Список книг на прочтение на ближайшее время:

«Der Richter und sein Henker», Fr. Dürrenmatt

• «Франц Кафка. Узник абсолюта», М. Брод
• «Замок», Ф. Кафка
• «В замок», М. Грубер

«Another World», P. Barker
«White Shroud: Poems 1980-1985», A. Ginsberg
• «Retribution Falls», Chr. Wooding

«Валькирия», М. Семёнова
«Человек, который смеётся», В. Гюго ПРЕСВЯТЫЕ ПИРОЖЕНКИ, Я ЕГО ДОЧИТАЛА! Начала в 2012 году, ага.
«Снобы», Дж. Феллоуз
• «Домби и сын. В двух томах. Том 1», Ч. Диккенс
• «Домби и сын. В двух томах. Том 2», Ч. Диккенс
«Берлинский блюз», Св. Регенер


• «Хранители. Абсолютное издание», А. Мур, Д. Гиббонс

@темы: bookshelf, lists

Вечно молодой, вечно пьяный

главная